«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (О художниках):

"Искусство светлое, ясное? Подлинное!" (о творчестве Никиты Федосова)
Леонид ГОЛОВАНОВ
Журнал «Социальное Партнерство» №2
13.03.2004

Никита Федосов: Россия, которая всегда с нами

Имя художника-живописца Никиты Федосова (1939-1992) почти неизвестно широкой публике, хотя многие его произведения давно должны были бы стать хрестоматийными и расходиться в массовых тиражах - в открытках, альбомах, журналах, иллюстрированных календарях, школьных учебниках... Зато оно весьма чтимо в кругу профессионалов. В период с 1962 по 1992 год его произведения регулярно экспонировались на столичных, республиканских, всесоюзных и международных выставках, получали высокие оценки в центральной и отраслевой печати. В 1964 году его приняли в Союз художников СССР. В следующем - за творческие успехи в области изобразительного искусства ему была присуждена Почетная грамота Президиума Верховного Совета РСФСР. В 1986 году он награжден медалью "За трудовое отличие". А в 1991 году - за цикл пейзажей "Времена года" - удостоен Государственной премии России имени И.Е.Репина.

Рассказывают, что, когда на защите дипломных работ в Московском художественном институте имени В.И.Сурикова (в июне 1962 года) глазам собравшихся предстала его картина "На Двине", переполненный зал взорвался аплодисментами.

Жанровая сценка, написанная звонкими, ликующими красками, - группа плотников, отдыхающих в свободных позах у свежесобранных венцов нового сруба. Впереди, справа, у хилой, чуть изогнувшейся березки, жеребенок, навострив ушки и раздувая ноздри, тянется к протянутой ему краюхе хлеба. Еще правее - девочка с золотистыми косичками куда-то спешит с ведром в руке? В центре - молодой, обнаженный до пояса парень в солдатских галифе, его мускулистое тело еще не обветрилось, зато лицо загорелое-загорелое, он улыбается на хлебосольство своего приятеля. Бригадир в красной рубахе сворачивает цигарку, добродушно поглядывая исподлобья на жеребеночка. Композиция крепко, уверенно выстроена. 

Тут и там выглядывают хвойные ветви. А далеко, на заднем плане, синеет могучая река. Все наполнено солнечным светом, все дышит живой жизнью, все торжествует? И написано так, что, кажется, протяни руку - стружку ли, бревенчатую ли кору или живую травку непосредственно ощутишь. Подобное полотно невозможно было бы исполнить за счет лишь мастерства - свое слово сказало и сердце. За каждым мазком любовное отношение автора к окружающему миру. 

- Это настоящая, полноценная живопись русской школы, - сказал на обсуждении художник П.Д.Покаржевский. - Она, как гимн, излучает радость труда, уверенность силы, человеческое согласие и теплоту.

Многие отмечали удивительную зрелость не только профессиональной кисти, но и мысли автора. Таков был уверенный старт подающего большие надежды выпускника славного вуза. И он их оправдал. Затем последовало ровно три десятилетия, наполненные непрестанными поисками, упорным, можно сказать, самоотверженным трудом вдумчивого и вечно неудовлетворенного собой художника. 

Его привлекали оптимистические сюжеты, образы мужественных и добрых людей, сцены народной жизни. Каждая родившаяся из-под его руки работа подкупает искренностью, открытым и доброжелательным восприятием жизни, утверждением народного идеала. Вот, например, "За сеном (В Кижах)". Композиция, характерная для быта островитян Заонежья. Там на одних островах пасут скот, на других - запасают сено, на третьих - возделывают землю. И вот семья дружно готовится к отплытию на лодке. Предстоит горячая работа. Отец с заправленной косой мысленно весь уже в предстоящем деле. Сыновья, собирающие немудреный инвентарь в лодку, девушка, завязывающая на капризном ветерке косынку, - все охвачены общим настроением. Рядом крутится собачонка: ну, разве могут без нее обойтись? А фон - широкий, озерный, напоенный Солнцем. Простор, захватывающий дух? И опять же - все пышет красотой и здоровьем.

Критики отмечали "аполитичность" темы. 
Смешно и грустно. Многим, от кого и поныне зависит казенное признание художественных работ, присуще формально-конъюнктурное мышление. По "лобовым" критериями примитивно понимаемой политики искусства, подчас ничего общего не имеющей с изначально ею же провозглашенными идеологическими принципами, делались оценки и, соответственно, шло распределение художественных заказов, отбор исполненного на выставки, в музеи.

Позднее, на волне "перестройки", многие ринулись, как говорится, из огня да в полымя, уходя еще далее от понимания сущности и социальной значимости эстетического отражения действительности. 
А оно изначально присуще природе человека. Его, так сказать, субстанциональной потребности творить мир по законам красоты, пробуждая в людях добрые чувства, "усовершенствуя плоды любимых дум, не требуя наград за подвиг благородный". Этому всем своим существом и служил Никита Федосов. Даже когда доводилось выполнять официальные заказы, он оставался верен себе, своим учителям, своей художественной интуиции. И вот у нас сегодня есть основание говорить о нем как о звезде первой величины на небосклоне современного искусства. "Современного" не в смысле ныне модничающих течений, в основе которых предрассудок о примате "самовыражения", а об актуальном воплощении лучших традиций отечественной реалистической школы живописи. По своим творческим убеждениям, по отношению к натуре и по способу ее отражения, живописного исполнения Никита Федосов был предан этим традициям. 

Ну, вот, например, "заказная" картина "Отдел контроля", выполненная на Черемушкинском ткацком комбинате по контракту с Министерством культуры РСФСР. Три скромные девушки в легких майках, кофточках и удобных юбочках, изящные в своей естественной простоте, придирчиво принимают продукт своего производства. 

В привычном взмахе рук одной из них взвилась парусом часть раскатанного рулона ситца. Такова доминанта композиционного целого. Вокруг нее органично разместилось все метко схваченное чутким глазом в живом движении. Позади - обширное производственное помещение с людьми. Деловая сосредоточенность лиц выразительнее всяких слов. В колоритном решении, в соответствии светотеней и цвета не только реальной обстановке, но и самим себе - все естественно, органично.

- Картина-песня! - отозвался о ней народный художник России Юрий Кугач. - Это - женское царство, где все - молодые, красивые, одухотворенные. Художник удивительно понимал, ощущал русский тип красоты. Девушки, окруженные яркими тканями, прекрасны, и, глядя на них, хочется верить, что жизнь хороша, хороша, несмотря ни на что! И что смысл жизни - в самой жизни! Художник, выразивший тему в такой простой, ясной форме, в такой гармонии и красоте, - художник от Бога!

Никита Федосов блестяще проявил себя во всех видах изобразительного искусства. Но с годами его творческие устремления склонились исключительно к изображению родной природы. И здесь ему удалось сказать свое слово. Последовательно продолжая линию Алексея Саврасова, Владимира Поленова, Исаака Левитана, Валентина Серова, Константина Коровина, он, подобно им, достиг высшего понимания объективной красоты окружающего мира и сумел убедительно запечатлеть это на холсте, картоне, бумаге.

Пейзаж иногда относят к второстепенному жанру. Это несправедливо. Ведь ни в каком другом жанре так сильно не ощутимо чувство Родины, как в нем. А оно - наиболее глубокий исток творчества вообще. Человек - родовое существо, и именно в общении с природой он особенно остро чувствует свое изначальное сродство с окружающей его средой. 

Не это ли побудило Никиту Федосова отдать предпочтение пейзажу перед всеми другими жанрами, например, перед тематически-сюжетными, в которых он с самого начала так убедительно заявил о себе как состоявшийся и весьма перспективный мастер?.. Или, может быть, ему в его беспокойных и вечно неутоленных исканиях открылось нечто, мимо чего рассеянно скользило внимание многих его коллег?.. Или просто вспыхнуло сильное, неотвратимое эмоциональное влечение, как это бывает в вечно иррациональных сердечных отношениях между людьми?

"Может быть, настало время говорить о надежде на слияние души человека и души природы, или о предчувствии этого", - запишет он на листке своего рабочего альбома.

Рассказывают, что для него в деревне, на даче было почти ритуалом провожать последние лучи Солнца, всем своим чутким существом воспринимать трепетность переходного состояния от дня к ночи, впитывать волшебство меняющихся вечерних красок. А затем, разумеется, увиденное, прочувствованное, понятое - запечатлевать на холсте. 

И тех, кто знакомился с его работами, буквально очаровывали "вибрирующие" синие тени столь сложного, глубокого и в то же время прозрачного цвета - такие, что осязаемыми становились сгущающиеся сумерки надвигающейся ночи и слышимой тишина впадающей в дрему природы.

Он был убежден, что высокое мастерство живописца оттачивается через художественное постижение таинств природы. "На мой взгляд, - записывал он между делом на альбомных листах, - достижения живописи как именно живописи связаны с пейзажем? Природа не дает лгать и учит добросовестности?"

Вспомним, что такой же критерий живописного совершенства был у Леонардо да Винчи: "Да ему же пейзаж не дается", - говорил он, критически отзываясь о Боттичелли. 

Однако не в педантичном воспроизведении материальной предметности мира суть пейзажного мастерства - здесь должен преобладать, как подчеркивал Никита Федосов, "реализм не материи, а реализм духовности", речь должна идти, говоря словами Нестерова, о поэтическом реализме.

Он по-сыновьи любил природу среднерусской полосы. Но еще больше Русский Север, чьи белые ночи пробуждают в каждом ни с чем не сравнимое душевное чувство гармонии с миром и внутренней умиротворенности. Оно замечательно передано в картине "Заря всю ночь". Деревня спит. Стеклянные глазницы изб пылают золотом неба. Замерли, стоя, лошади. Все вокруг молитвенно оцепенело.

Или, например, "Северная деревня". Суровый край, добротные деревянные дома, отражающиеся в студеной воде. Холодное небо над крапленым осенней желтизной ландшафтом. На переднем плане гранитные валуны. И все тут надежно сцеплено, все едино, и, хотя в поле зрения ни одной живой души, присутствие человека в этом единстве ощутимо. А главное - древность этой земли людей, ее вечность.

"Моросит" - сравнительно небольшая вещичка. Под мелко моросящим дождем возле примитивной жердяной ограды покорно, почти обреченно стоят лошадки. Хмурое небо, хмурая даль, раскисшая земля. Становится зябко при взгляде на эту картину. Несказанная грусть охватывает душу. 

"Снег выпал" - прелестный вид. Земля как бы светится, а на облезших молоденьких деревцах весело стрекочут сороки. Тучи, застилающие небо, не тревожат, не давят. В сердце поднимается тихая радость приближения новизны.

Никита Федосов безукоризненно писал пейзажи всех времен года. И на всех - его неповторимый почерк, его стилистика, о которой неоднократно восторженно отзывались его коллеги, подчеркивая, что она всегда "мощная, плотная материальная и гармоничная", привлекающая широкой гаммой настроений, отражающих, в свою очередь, сложность его собственных напряженных переживаний и мыслей.

Он пейзажист-лирик, пейзажист-поэт. В основе всего созданного им лежит не "природа", а чувство, рождающееся при созерцании ее, восхищение ее красотой и величием, нежная любовь. И еще - предчувствие тайны: во всем, что оказывалось в поле его зрения, он видел некий смысл, который надлежит раскрыть.

В этом году ему исполнилось бы 65 лет. Но вот уже двенадцать лет, как его нет с нами. И чем дальше время уносит нас от даты его преждевременного ухода из жизни, тем горестнее боль утраты. Но вместе с тем - выше его авторитет в глазах специалистов и просто ценителей живописи. 

Кажется нелепостью, что он в свое время не был избран действительным членом Академии художеств. Об этом недоразумении невольно думалось мне на состоявшейся в январе 2000 года посмертной персональной выставке его работ в Центральном доме художника на Крымском валу, организованной председателем Центрального совета Общерусского общественного движения "Россия православная" А.И.Буркиным. 

О ней не шумела пресса, но широкими кругами расходилась молва.

Выставка демонстрировала нам истинно Народного Художника. С большой буквы! В высшем смысле слова. Хотя официально и не отмеченного сим званием.

А "малоизвестность"? Таков, к сожалению, нередко первоначальный удел многих крупных явлений в истории мировой культуры. Однако истина - явление упорное, и все подлинное рано или поздно берет свое, обретая потом заслуженное и устойчивое признание. Таково и явление по имени "Никита Федосов". Я намеренно говорю так, чтобы подчеркнуть: высшей оценки заслуживает не только его живописное наследие, а вся его жизнь как образ творческого поведения, как пример высоконравственного подвига. Без органического единства всего этого нет полноты сущности таланта. 

Справедливо сказанное о нем академиком живописи Юрием Кугачом:

- Ему был дан огромный дар живописца-поэта. Впечатлительный, с детских лет восторженно любивший природу и весь живой мир, он эту любовь излил в своем творчестве? Искусство его и имя его встанут в ряд наших славных художников, являющихся гордостью русской культуры.


Лесная опушка, 1986

Ясное утро, 1988

Северная весна , 1980

Береза у реки, 1970-е

Городок художников, 1969

Деревня, 1970-е

Заря вечерняя, 1970-е

Осенний мотив, 1965

Эскиз к картине «На картошке», 1970-е

1 мая, 1963

Облачно, 1960-е

Стожки, 1970-е