«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Все выставки:

Сергей Гавриляченко
"Живопись и статьи"
12.10.2011 — 26.10.2011

C 12 по 26 октября 2011 года в выставочном зале Союза художников России на Покровке 37 прошла персональная выставка Народного художника России Сергея Александровича Гавриляченко.

В выставочном зале представлены работы из мастерской живописца, собрания СХР, коллекции галереи Арт Прима и частных собраний.

На протяжении последних столетий непременным участником значимых событий и явлений в русской истории было казачество. В казачестве привлекает особой пробы мужество. Казак, потомственный воин, с малолетнего возраста, с обряда-инициации постригов привыкающий к седлу и оружию, как должное воспринимает факт грядущей гибели тела. А вот смерть духа, «вторая смерть», бесчестие, были наихудшим исходом. Из такого понимания вырастал внутренний аристократизм казачества, в том числе взаимное уважение с властью, «служение без холопства».

Суть пророческого, учительного предназначения художника – облечь в образную форму чаяния других. Так, обращаясь к образам мирной жизни казачьих земель, Гавриляченко воплощает образ страны наглядно демонстрировавшей тогда всему, порой недоброжелательному, миру свою силу и волю к жизни. Такой и замерла она на холстах, фиксирующих в малом большое – здесь в простоте и основательности провинциального быта проступает разнообразие и обновляемость размеренной жизни по законам Традиции. Но рушится, как это бывало не раз в истории, заведённый порядок вещей. Духовная слепота, извечные слабости человека порождают смуту, и потому образы её архетипичны, обретают воплощение в мифах и преданиях. Мотивы  трагичных изломов человеческой судьбы находят воплощение в холстах художника с сюжетами Исхода, извод которого восходит к евангельскому Бегству в Египет, и тайного погребения.   

Вечное движение мироздания находит отражение и в иных ипостасях творчества Сергея Александровича. Немало сил он отдаёт, например, созданию образа очень по-особому увиденного Ростова Великого. Диапазон образов здесь огромен — от камерных уголков с увиденными в россыпях драгоценных валёров знаменитыми ростовскими огородами, до видов озера Неро с живописными облаками и рождающими сложные ассоциации фигурками лодочников — то ли «ловцов человеков», то ли перевозчиков упокоившихся душ. С героями мифов и легенд ассоциируются и многие иные  персонажи полотен Гавриляченко.

Не менее наполнены смыслом и натюрморты художника. Часы, статуэтки, оловянные солдатики — обыденные предметы разыгрывают замысловатые спектакли перед зрителем, также увлекая в пространство мифа и живой истории. 

Уже давно и прочно Сергей Гавриляченко вошёл в число ведущих искусствоведов России. Образность оригинального авторского языка, чёткая логика, оперирование ассоциациями, органическая связь с культурным контекстом времени, а главное — убеждённость, последовательность позиции, честность и принципиальность делают написанное Сергеем Александровичем ярчайшим явлением в современной литературе об искусстве.

Виктор Калашников Кандидат искусствоведения

Материал взят с сайта: http://www.shr.su/