«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (Проблемы искусства):

"Московская школа живописи"
Н. ДУБРОВИНА
artanum.ru
02.01.2006

«Москва – это идея, охватывающая всю нашу культуру…» А.Н. Толстой

 

Услышав «московская школа живописи» человек, достаточно далекий от искусства, скорее всего, готов представить учебное заведение, этакую разновидность художественной школы. Отчасти это представление будет верным, потому что школа, овладение профессией, передача навыков и умений «из рук в руки» исключительно важны в искусстве. Но, говоря о московской школе живописи, мы поведем речь о вещах более масштабных, и, если угодно, даже вечных.

С первых лет существования Москва явилась средоточием национальной культуры народа, его истории, его быта, его характера. Этот «град мала древний» притягивал и впитывал все наиболее яркое, талантливое, волевое, что есть в народе, будил творческую фантазию и воображение. Уже древних иконописцев и мастеров миниатюры ранних русских «изографов» Москва захватывала как неповторимая увлекательная тема, с сочными деталями бытового уклада, колоритностью характеров, красотами природы.

В пятнадцатом веке Андрей Рублев передал в своих произведениях мягкую, «поющую» цветистость, свойственную Москве. Искусство последующих веков укрепило интерес художников к типам москвичей и архитектурному облику города, живописцы и граверы, каждый по мере своего таланта, обогащали и пополняли своеобразие московской темы и неповторимой творческой манеры. 

Художников московской школы, от Рублева и Дионисия до Никонова, Браговского и других наших современников, объединяет ясная нравственная позиция, одухотворенность, чистота и глубина цвета. Духовный и ремесленный опыт, накопленный поколениями живописцев и сосредоточенный в Москве, к настоящему времени сложился в стройную систему художественных и человеческих ценностей. 

Так что же такое московская школа в искусстве сегодня? Время показало, что это явление не только затрагивает узкопрофессиональную художественную сферу, но существует в широком современном социальном и культурном контексте. Сейчас московская школа становится одной из вех в обретении национальной идентичности. Обаяние московской живописной школы и сила ее воздействия на русское искусство заключаются в том, что изначально она существует в системе нравственных ценностей и по сей день сохраняет четкие профессиональные и ремесленные ориентиры. Московская школа ярко выражена, прежде всего, в живописи, в скульптуре, отчасти в графике. 

Школа отличается от художественного объединения тем, что в искусстве она полнее выражает, прежде всего, национальный характер и особенности времени через набор формальных признаков. Творческие объединения создаются художниками для того, чтобы реализовать личные программы, декларировать манифесты… Объединения возникают и изменяются, вливаясь в единый поток художественной жизни, создавая национальную школу, которая переживает столетия. «Товарищество передвижников» и «Союз русских художников», «Бубновый валет» и «Ассоциация художников революционной России», студия военных художников им. Грекова и Московский Союз художников – все это московская школа. Каждое из этих творческих сообществ привнесло в московскую школу неповторимость и легло прочными кирпичами в ее фундамент. 

Уже в 19 веке Москва становится признанным центром русского искусства. Средоточием художественных исканий становится Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В Московском училище живописи, ваяния и зодчества учились и преподавали Алексей Саврасов, Иван Шишкин, Василий Перов, позднее – Абрам Архипов, Константин и Сергей Коровины, Исаак Левитан, Михаил Нестеров... Для того, чтобы быть живописцем московской школы, совершенно необязательно родиться москвичом – творчество коренного москвича Саврасова и провинциала Архипова в равной мере принадлежит московской живописной школе. Таинственное одушевление явлений и вещей передавал М.А. Врубель, поселившийся в Москве в 1898 г. Ряд работ Врубеля украшал и особняки известных московских предпринимателей и некоторые другие здания в Москве, достаточно назвать гостиницу Метрополь, который венчает мистически прекрасная «Принцесса Греза». В Москве Врубель вошел в кружок, который группировался вокруг С.И. Мамонтова в Абрамцеве, и стал ярчайшим представителем именно московской живописной школы. Школа – это также метод и стиль преподавания, узнаваемые образы и приемы, которые вырабатываются вследствие определенной идеи искусства. Художественное образование, основанное на преемственности мастерства и ремесла, не заканчивается за пределами московской кольцевой. Сколько живописцев, графиков, скульпторов, окончив московские институты, уезжало (и уезжает) в провинцию! Художники возвращаются в родные места, увозя традиции московской живописной культуры, впитав их за годы учебы в столице. И в Ярославле, и в Кемерово можно встретить самобытных представителей московской школы, глубоко влияющей на русскую художественную жизнь. Среди многих ценнейших качеств московской живописи остается преемственность и наследственность. 

Московским художникам всегда была интересна история России, как и история Москвы. Поэтому так разнообразен жанр исторической живописи. Картины братьев и В.И. А.И. Васнецовых, В.И. Сурикова, А.П. Рябушкина входят в нашу жизнь в детстве, углубляя наше чувство исторических корней, глубокого родства с судьбой Москвы. И, конечно, какой же московский живописец остался равнодушен к жанру городского пейзажа! Виды и окрестности Москвы запечатлели в своих картинах А.К. Саврасов, И.И. Шишкин, В.Д. Поленов… Можно, как говориться, «подавать списком» тех лучших русских художников, кто оставил колоссальное художественное наследие о повседневной жизни Москвы целой эпохи - И.П Богданов, К.В. Лебедев, В.Е. Маковский, Н.В. Неврев, И.М. Прянишников, В.И. Позднеев, С.В. Малютин... 
А как сочно, ярко, празднично развивали каждый в своей манере московскую тему на перекрестке 19 – 20 веков - архитектуру Москвы, московский быт, - Константин Юон, Борис Кустодиев, Константин Коровин!

Петр Кончаловский и Илья Машков, Павел Кузнецов и Аристарх Лентулов, Александр Куприн и Николай Крымов, Александр Дейнека и Федор Богородский, Роберт Фальк и Аркадий Пластов – не хватит и журнального разворота, чтобы просто поименовать всех, кто формировал московскую школу. А ведь каждое имя – эта целая веха в русской культуре, каждый из этих художников – достояние истории, а их картины – сокровище и гордость лучших музеев. 

Своеобразие московской школы проявляется, прежде всего, в живописности. Вообще, цвет – самое «московское» свойство школы. Цвет у истинного представителя московской школы – это культ, страсть, это предмет изучения и поклонения. Современные московские художники создают волшебный трепещущий мир, полный жизни и цвета.

Несправедливо представлять художников московской школы как замкнутое братство угрюмых реалистов. Такого разнообразия живописных стилей, индивидуальных манер, различия темпераментов и богатства тем сегодня не знает, пожалуй, ни одна европейская столица. Даже академики, так сказать, канонизированные историей искусства, поражают прямо-таки полярными взглядами. Элегические, в мягкой прозрачной цветовой гамме пейзажи Ефрема Зверькова и обобщенные, экспрессивно-эмоциональные, сочные по цвету работы Павла Никонова. Как отражение тончайших душевных вибраций, дышит цвет в работах Эдуарда Браговского, а Андрей Суровцев развивает эмоционально насыщенную живописность.

Непредсказуемая и всегда эффектная Татьяна Назаренко может удивить нефигуративными живописными эскападами. Василий Бубнов наделен особым даром созерцательности, он сочетает монументальную выразительность с тонким лиризмом. Рядом мы видим монументальные, написанные словно во всю возможную широту взгляда и души, пейзажи Виктора Иванова. Только очень свободные люди, вдохнувшие полной грудью воздух России, прожившие мудрую и яркую жизнь, могут так видеть и так писать. 

Не случайно столь трудно делать экспозиции больших московских выставок. В современном потоке русской культуры органично соседствуют импрессионистическая живопись Олега Лошакова, Ксении Нечитайло, Виктора Глухова, Арона Буха и реализм Алексея Суховецкого, Геннадия Пасько, Валерия Полотнова, Вячеслава Стекольщикова, авангардизм Виктора Калинина, Владимира Брайнина…

Московская школа сегодня – это не только традиция, не только узкопрофессиональные интересы художников. Национальная идея, определение ценностей нашего времени пересекаются с художественным творчеством современников. 

Художники московской школы гармонично соотнесли свободу живописной манеры с соразмерностью окружающего мира человеку. В этих работах помимо собственно живописных качеств – линии, света, цвета, - присутствует высочайшее душевное напряжение, чистота помысла и поступка, берущие начало от отроков-ангелов А.Рублева и от задумчиво - изысканных святых Дионисия.


А.А. Пластов; Гроза над Прислонихой, к1930х-н40х

В.И.Суриков; Портрет мальчика, 1970-1880е

А.П.Рябушкин; Портрет мужика с бородой, к.1890х

А.М.Васнецов; Покидая усадьбу, 1930

Е.И.Зверьков Ефрем Иванович; Старая мельница, 1980

А.Н.Суховецкий; Натюрморт с крылатым львом, 1997

В.П.Полотнов; Светлая грусть осени, 2006

Г.И.Пасько; Боровск. Облачный день, 1981

В.К.Стекольщиков; Осенний пруд, 2003