«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (Проблемы искусства):

"О романтическом реализме и любви к Родине"
"Литературная газета" № 46
19.11.2015

В «День национального единства» в ЦВЗ «Манеж» открылись две исторические выставки: одна - документальная «Православная Русь. Россия – Моя история. 1914-1945. От великих потрясений к Великой Победе», вторая - искусствоведческая «Романтический реализм. Советская живопись 1925-1945 годов». По мысли Министерства культуры РФ они должны были дополнять друг друга и поддерживать в обществе чувство патриотизма. Но, если первая эту задачу полностью выполняет, то вторая, автором «творческой концепции» которой является генеральный директор Государственной Третьяковской галереи госпожа З.Трегулова, - это типичная постмодернистская политическая провокация по типу «кукиш в кармане».

Вся выставка представляет собой продуманную комбинацию лукавой полуправды и откровенных подмен, составленную с единственной целью: уничтожить романтический реализм - исторически сложившееся национальное течение в русской живописи, выражающее в искусстве любовь к Родине. Собственно, сам патриотизм, как активное созидательное состояние общества и является предметом ненависти для авторов этой выставки, ведь патриотизм давно уже собственность США, он запрещен в Европе, и почти двадцать лет находился под негласным запретом в России.

Разумеется, такого общественного резонанса как громкие культурные провокации М.Гельмана антипатриотическая выставка госпожи З.Трегуловой иметь не будет, но здесь важно понять другое: в России произошла явная перемена тактики борьбы разрушительных сил так называемого «современного искусства» с созидательной силой реализма. Они уже не могут себе позволить взрывать травмирующие общественное сознание «информационные бомбы» – в сильном государстве такая деятельность чревата разными неприятностями, но будут продолжать разрушение национального самосознания исподволь, создавая лживые клише и штампы, пускаясь в словоблудие и циничное лицемерие.

Собственно, методику и практику такой деятельности и демонстрирует выставка «Романтический реализм. Советская живопись 1925-1945 гг.»

Подлог первый. Название выставки.

Термин «романтический реализм» хорошо известен художникам и зрителям в связи с деятельностью московской галереи «Арт Прима», имеет конкретное содержание, прямо противоположное тому, что заявлено в «творческой концепции» госпожи З.Трегуловой.

Он был введен в искусствознание в 2007 году в связи с масштабным выставочным проектом «Романтики реализма», посвященным русской реалистической живописи конца ХIХ – начала ХХI века. В процессе работы над концепцией этого проекта возникла настоятельная необходимость отделить от политизированного социалистического реализма высокое истинно-патриотическое искусство «Союза русских художников» и мастеров, продолжающих эту национальную традицию в современной отечественной живописи. Такое искусство, неподвластное политической конъюнктуре, мы назвали романтическим реализмом. Романтическим потому, что это направление в реализме унаследовало от романтизма (своего исторического предшественника) не только интерес ко всему национальному, но и откровенную эмоциональность.

В 2014 году вышел в свет большой альбом «Романтический реализм. Собрание галереи «Арт Прима» (все права защищены), в котором подведены некоторые итоги многолетнего изучения этого феномена русского реализма: дано определение, обозначены характерные черты и особенности, а также указано его место в истории живописи.

Романтический реализм и социалистический реализм являются антиподами. Кстати, в экспозиции выставки это обстоятельство о ч е в и д н о - настоящая живопись не нуждается в искусствоведческих комментариях и зритель без труда отличит искреннее чувство от пропаганды.

Подлог второй. Исторические факты.

Концепция выставки является политической апологией модернизма. Госпожа З.Трегулова предлагает зрителю посмотреть, как ретроградный тоталитарный реализм вытеснял прогрессивный авангардизм из искусства советской России. Авангард воспевается госпожой З.Трегуловой как невинно пострадавшая от большевиков «новая творческая сила, охваченная эйфорией вседозволенности, понимающая свободу как чистую идею». Знакомая «песня о новом» так называемого «современного искусства», подготавливающего и сопровождающего все «освободительные» «цветные» революции нашего времени.

Мечта русского революционера Льва Троцкого о грандиозном пожаре мировой революции воплощается в жизнь на наших глазах. А тогда, в начале ХХ века в России период разрушения «старого мира» и «старого» государства – Российской Империи – закончился вместе с Гражданской войной. Авангард принял в этом разгроме самое активное участие, нападая на «отжившие идеалы», «старое искусство», пропагандируя коммунистические идеи классовой ненависти, воинствующего атеизма, пролетарского интернационализма. В 1918-1920 годах, когда отдел изобразительных искусств Наркомпроса возглавляли Д.П. Штеренберг и О.М. Брик, он даже стал партийным искусством.

Об этом прошлом «по всем статьям революционного» авангардного искусства директор ГТГ умалчивает, когда провозглашает его «главным вкладом России в мировую художественную историю ХХ века».

Большевики расстались с авангардом и обратились к реализму совсем не потому, что он прост и может говорить на «языке простецов» (так ласково называет народ госпожа З.Трегулова), а рафинированный авангард - нет. Это искажение истории. Причина отставки совсем практическая – ВКП(б) не собиралась сидеть на революционных развалинах. В планах партии было строительство своего - Советского государства, а модернизм (авангард) по своей революционной природе к реальности относится крайне враждебно и к созиданию не способен, он может только разрушать то, что создано традиционным искусством – форму, образ, смысл. Абстрактный патриотизм, квадратный энтузиазм или «сгусток хтонической энергии» партии даже вообразить невозможно.

Советское Государство большевики построили в кратчайшие, по историческим меркам, сроки, благодаря узурпации национальной культуры. Практически это было сделано одним приемом – включением вечных ценностей человеческого существования в систему коммунистической идеологии: Родина – советская, вера – в коммунистические идеалы, верность – делу партии, народ – советский, истина – марксизм-ленинизм, праведник – коммунист, патриотизм – советский, и так далее. Точно так же было узурпировано русское реалистическое искусство – ему «предложили» идеологические темы, от которых оно не могло отказаться. Таким образом, Союз Советских Социалистических Республик, Великая Держава, с которой почти сто лет вынуждены были считаться и Европа и Америка, был построен с использованием самого прочного цемента – национальной культурной традиции, поэтому государство и не рассыпалось в прах под натиском «прогрессивных» сил в 90-е годы ХХ века.

История СССР является частью истории России, ее «советским периодом» и мы относимся к ней с уважением, как к истории своей Родины. Неужели жизнь наших отцов, дедов и прадедов, которую запечатлело русское реалистическое искусство советского периода - всего лишь «Великий Советский миф», как утверждает госпожа З.Трегулова?

Подлог третий. Подмена содержания термина «романтический реализм».

Какая-то муть появляется уже в названии выставки: «советская живопись» - это социалистический реализм или реалистическая живопись советского периода истории России? Достаточно беглого взгляда на экспозицию, чтобы понять, что главная тема всех полотен – это жизнь советского народа, общественная и частная. Это обстоятельство госпожу З.Трегулову не смущает. Сопроводительные тексты пытаются убедить зрителя, что народ в это время не жил, Родину не любил,  патриотизма в советской стране не было – он только с и м у л и р о в а л с я  в искусстве заказным идеологизированным соцреализмом, который в начале своего существования был «подернут дымкой» (?!) романтической, а ближе к сороковым годам стал откровенно тоталитарным. Это – вновь созданный ложный искусствоведческий штамп, намеренное извращение исторических фактов.

Возникает вопрос: а как же быть с нашей победой в Великой Отечественной войне? Откуда российский народ, разодранный большевиками на «своих» и «врагов», «раскулаченный» и лишенный религии, черпал силы не просто для существования, но для упорного сопротивления фашистам?

Война народная, «священная война» невозможна без патриотизма. Любовь к Родине не зависит от политических форм существования общества: самодержавие сменяется «советами», за ними следует демократия, а любовь народа к России не престает. Именно это обстоятельство и пугает наших «партнеров». В комментарии к разделу выставки «Великая война» госпожа З.Трегулова даже попыталась разъять народ-победитель на отдельные личности, заменить патриотизм преимущественно трагическими чувствами: «Скорбь, ужас, благодарность, гордость, невыносимость утрат и другие очень личные переживания связаны у каждого советского человека с Великой Отечественной войной. Из частных воспоминаний живых людей советская идеология лепила (!) образ «народа-победителя» и «народа-страстотерпца», гордящегося не столько отвоеванным миром, сколько стигматами (!!) и размахом пережитых лишений». Пафосно, но лживо. Кстати, стигматы - это исключительно католический феномен.

Таким образом, госпожа З.Трегулова сделала живой, развивающийся романтический реализм синонимом социалистического реализма, давно ушедшего в историю вместе с коммунистической идеологией. В основе этой циничной подмены всем известные постмодернистские методы борьбы апологетов так называемого «современного искусства» с русским реализмом: стремление приравнять его к официозному «соцреализму», (к которому они же намертво приклеили ярлык «тоталитарного искусства»), отодвинуть как можно глубже в прошлое, вытеснить из выставочных залов и музеев, замолчать в медиапространстве, «закопать» в запасники музеев и надпись написать: был, но давно закончился и в современности не значится. Подбор выставочных работ этой задаче вполне соответствует.

Подлог четвертый. В экспозиции сделана попытка перемешать социалистический реализм с романтическим.

Попытка не удалась – живой, эмоциональный романтический реализм резко контрастирует с мумифицированным социалистическим реализмом. Произведений романтического реализма немного, но почти все они знаковые, такие шедевры как «Фашист пролетел» А.Пластова, «Мать партизана» С.Герасимова, «Александр Невский» П.Корина, «Оборона Севастополя» А.Дейнеки, «Весна» К.Петрова-Водкина, «Письмо с фронта» А.Лактионова и другие. Значительно большую часть экспозиции составляют полотна социалистического реализма посредственного художественного уровня из государственных исторических музеев («II Конгресс Коминтерна» И.Бродского, «Дружба народов» С.Карпова и др.), а также из собрания «РОСИЗО» («Портрет Г.К. Орджоникидзе» А.Эберлинга, «Доклад И.В. Сталина на Чрезвычайном VIII съезде Советов о проекте Конституции СССР» В.Сварога, «Комсомолки Светлановки» А.Ситтаро и др.). Они явно доминируют и задают выставке общий тон удушливой атмосферы мавзолея.

Постмодернистская акция.

Организованная Министерством культуры РФ и Государственным музейно-выставочным центром «РОСИЗО» выставка представляет собой похороны романтического реализма «по высшему разряду». Похоронная команда в составе генерального директора Государственной Третьяковской галереи госпожи З.Трегуловой, режиссера, продюсера господина Э.Боякова и архитектора, медиадизайнера господина Д.Ликина постаралась. На афише слово «реализм» выделено траурным черным цветом на красном фоне, указано место упокоения – «советская живопись», а главное - дата смерти «почившего» - 1945 год. Надо понимать, организаторы уверены, что до сегодняшнего дня он не дожил. Все сопроводительные тексты о нем, как и полагается для такого случая, неопределенно-положительные. Выставочное пространство – сумрачное, с лабиринтом небольших залов, - действительно воспринимается как сакральное, но не храма (как декларирует концепция выставки), а склепа. Здесь госпожа З.Трегулова и поместила свой «Романтический реализм» – собрание очевидных, но (?) дорогих нашему сердцу истин».

Трагедия 1918 года, когда авангардисты хоронили реалистическое искусство всерьез, с политическими репрессиями и маузерами сегодня повторяется как фарс.

История с романтическим реализмом лишь частный, хотя и очень характерный, эпизод непримиримой борьбы постмодернизма (так называемое «современное искусство») с традиционным классическим  искусством (реализм) в современной России. Ключевое слово здесь – т р а д и ц и я, исторически сложившиеся и передаваемые из поколения в поколение обычаи, порядки, правила поведения, – все, что составляет фундамент национальной культуры. Классическое искусство традиционно и созидательно: накапливая творческие открытия многих поколений художников, оно формирует систему эстетических и этических ценностей народного самосознания. Постмодернизм агрессивен и разрушителен: он уничтожает искусство (художественный образ, форму, смысл), глумится над религией, высокими чувствами, проповедует извращения и пороки. Так называемое «современное искусство» вламывается в человеческое сознание и устраивает настоящий погром – человек теряет способность отличать красоту от уродства, правду от лжи, добро от зла, в конце концов теряет все традиционные ориентиры в жизни, вплоть до гендерной самоидентификации, «выпадает» из реальности и становится легкой добычей профессиональных манипуляторов общественным сознанием.

Исторические последствия победы постмодернизма в современном западноевропейском искусстве очевидны – утрачена национальная культура и вместе с ней государственный суверенитет.

В заключение огорчим госпожу З.Трегулову и ее соратников - романтический реализм жив, и будет жить потому, что воплощает в искусстве любовь к Родине.

 

Александр Цыплаков, художник, член Союза художников России (ВТОО СХР) и Московского союза художников (МСХ)

Людмила Цыплакова, искусствовед, член Союза художников России (ВТОО СХР) и Московского союза художников (МСХ)

http://lgz.ru/article/-46-6532-19-11-2015/kukish-v-manezhe/


Александр Дейнека ''Эстафета'', 1947 (ГТГ)

Кузьма Петров-Водкин ''Весна'', 1935 (ГРМ)

Петр Кончаловский ''Утро испанских пионеров в летнем лагере'', 1939 (ГРМ)

Юрий Пименов ''Женщина в гамаке'', 1934 (ГРМ)

Александр Дейнека ''Спящий ребёнок с васильками'', 1933 (ГТГ)

Александр Самохвалов ''Физкультурница с букетом'', 1935 (ГТГ)

Александр Дейнека ''В Севастополе'',1953 (ГТГ)

Павел Корин ''Александр Невский'', 1942 (ГТГ)

Александр Дейнека ''Оборона Севастополя'', 1942 (ГРМ)

Сергей Герасимов ''Мать партизана'', 1943 (ГТГ)

Александр Лактионов ''Письмо с фронта'', 1947 (ГТГ)

Аркадий Пластов ''Фашист пролетел'', 1947 (вариант 1942) (ГРМ)

Игорь Грабарь ''Автопортрет с палитрой'', 1934 (ГТГ)