«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (Проблемы искусства):

Об особенностях экспозиций выставок "Романтики реализма"
Александра ЮФЕРОВА
25.11.2009

25 ноября 2009 в Союзе художников России прошел «круглый стол» на тему «Аспекты теории и практики проекта «Романтики реализма».

Особенностям экспозиций выставок «Романтики реализма» было посвящено сообщение искусствоведа Александры Юферовой:

На сегодняшний день усилиями многих авторов – самих художников, прежде всего; художественных критиков, историков искусства – уже сложился в основных чертах, в единстве его исторических и логических рядов, солидный базис исследовательских аксиом проекта «Романтики реализма». Как-то: хронологическая канва – область определения начало 80-х годов ХХ в. – 2010-е годы; основные концептуально- логические моменты – положения об основополагающем характере русской национальной классической традиции и реалистической ее направленности; о традиции высокой живописи; верности правде жизни, о примате пейзажно-лирической тематики; эстетической составляющей – авторской искренности; настроенности на позитивные жизнестроительные ценности… Эта аксиоматика находится в состоянии становления, и именно ощущение потребности и углубления и расширения стало побудительным принципом организации этого круглого стола. Тем более, что вышеуказанный базис формировался в предшествующий нынешней «зрелой фазе» период. Но московский и передвижной (лета 2009 г.) опыт обогатился уже новыми решениями и реалиями, и непосредственным индикатором этой новизны выступает и та в самой превосходной степени высокая зрительская оценка этого опыта – как «очевидно-невероятного в наше время чуда», которая в стихийной неразвернуто-логической форме, дополняет существующую профессиональную аксиоматическую «базу данных».

Думается, что на этот аспект стихийно-ненаучной оценки стоит обратить должное исследовательское внимание – благо, что сами уникальные экспозиции «Романтиков реализма», автором которых является Александр Цыплаков, обладают в огромной мере эффектом «шоковой амбивалентности», - магией эстетического, заставляя даже искушенных профессионалов погружаться в измененное сознание чистой созерцательности, с ее просто зрительским эмоциональным восприятием. Основополагающий для этих экспозиций принцип образно-живописных диалогов, контрастов, согласий максимально повышает выразительность каждой картины в частности и одновременно «материализует» интегральную живую субстанцию целого. Вспоминаются диалоги сурово-торжественных пейзажей русского севера В.Страхова и фольклорно-бытийных полотен В.Телина, персонажи которых виделись живыми насельниками страховских легендарных гиперборейских просторов. И тот же эффект перетекания и объединения в диалоге суверенных авторских пространственных сфер возникал и переживался в залах парных мини-персоналий (Ю.Грищенко - А. Цыплаков; С.Гавриляченко Г.Пасько, И.Орлов Н.Зайцев, М.Абакумов В.Полотнов, А.Суховецкий В. Щербаков).

Менее всего эти образные хоры и переклички с многообразно меняющимися от выставке к выставке авторски-образными порядками и вариантами взаимодействий адресуются к собственно биологически-материальной сфере физиологии зрения. Существо этого образно-визуального действа скорее хочется назвать «катарсическим», обращенным к душе, полноте личностного тонкого сознания человека. Думается, что именно категория души должна была бы снова войти (да и практически входит уже) в базис концептуальной аксиоматики современной эстетической мысли, и это существенно облегчит жизнь защитникам классической традиции.

Волнующе-эмоциональная, гармонически созерцательная форма экспозиций «Романтиков реализма» в процессе размышлений и анализа раскрывается пространством растущих вглубь и вширь логически-смысловых порядков. И если для раннего периода 80-90х гг. минувшего века характерным и определяющим было доминирование традиционно-пейзажной, восходящей Саврасову и Венецианову составляющей, то баланс составляющих романтических драматургических экспозиций существенно изменился. Наряду с пейзажами земными с тем же образно жанровым полноправием выступает «пейзаж космический» (И.Орлов); и с пейзажем национально-природным (Н.Федосов, В.Забелин, В.Щербаков, М.Абакумов, В. Полотнов, В.Страхов) – пейзаж городской (А.Суховецкий, А.Цыплаков, Г.Пасько); и столь же суверенно-полновластно, в качестве одного из полюсов многополярного целого являются социально-исторические полотна С.Гавриляченко, бытовая и фольклорная тематика В.Телина и историко-архитектурный ландшафтный компонентный жанр Ю.Грищенко.

Разительным отличием больших групповых выставок «Романтиков реализма» от традиционных коллективных многожанровых экспозиций СХР является несхожесть их типологической формы и структуры. Ибо выставки «Романтиков» – не просто групповые, но персонально-соборные, и на них по определению нет разделения на лидеров и ведомых. Организующим их принципом стала не борьба за статусно-престижные места, но выстраивание тонких личностно- творческих резонансных авторских отношений. Выставки «Романтиков» последнего трехлетия в своей творческой соборной проблематике всецело уже принадлежат новой эпохе, реальности нарастающего мирового кризиса - пребывая в нелинейном, невременном «логическом» пространстве русской и мировой классической традиции.


В.Н.Телин; Зима в Суздале, 1995

В.Н.Страхов; Валаам. Спасо-Преображенский монастырь, 2005

Ю.А.Грищенко; Праздничный день, 1998

А.В.Цыплаков; Осень, 2001

С.А.Гавриляченко; Казачьи проводы, 1997

Г.И.Пасько; Морозное утро, 1979

И.М.Орлов; Звездопад, 2004