«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (О выставках):

"Картины милой старины" (о выставке "Романтики реализма" в Санкт-Петербурге)
Полина ВИНОГРАДОВА
Газета "Санкт-Петербургские Ведомости". № 114
25.06.2009

До 5 июля в залах Санкт-Петербургского отделения Союза художников на Большой Морской, 38, открыта выставка «Романтики реализма».

Здесь представлены две сотни картин 15 художников из разных городов России, представителей так называемой московской школы. Группа живописцев, которые утверждают, что «противостоят разрушению истинно русской живописной традиции», начала формироваться еще в 1970-х художниками Никитой ФедосовымВячеславом Забелиным, Владимиром Щербаковым и Владимиром Телиным. Сегодня «романтиков» в разы больше – во всех уголках страны находятся те, кто не согласен, что времена академического искусства закончились в XIX веке. Имя «Романтики реализма» творческое объединение получило в 2007 году после серии всероссийских пейзажных выставок «Образ Родины» и не столь масштабных, но тоже исполненных миссионерской идеи экспозиций «Родная земля» и «Поэзия родной земли».

В качестве творческого кредо художники выбрали слова основателя романтического реализма Алексея Саврасова: «...Романтика бессмертна. Художник – тот же поэт. Возвышайтесь чувством и пишите свободно...». Новые романтики искренне верят, что союз истины и красоты так же вечен, как тонкоствольные березки на живописных полотнах. По сути, они находятся в утопическом поиске прекрасного в искусстве и совершенства в себе.

Попытка воскресить живописными средствами утраченный «образ Родины» так же трогательна и беззащитна, как желание Марины Цветаевой «грызть красной рябины горькую кисть», чтобы вернуть ощущение детства. Наверное, только ребенок еще не утратил способность наблюдать невеселую действительность российской глубинки глазами, полными обожания и чувства родственной близости, когда утопающая в грязи дорога вызывает не брезгливость, но жалость, и корова у покосившейся калитки выглядит сказочным чудом-юдом, а не просто голодным животным. На выставке можно увидеть повторение сюжетов позапрошлого столетия (например, «В дремучем лесу. Маша и медведь»), пейзажи, похожие на «картины милой старины». «Романтики реализма» уверены, что современники все еще способны трепетать от созерцания уютных декораций российской провинции: «Полдень в деревне», «Зимние сумерки в Переславле», «Вологодский кремль», «Суздальский дворик»... Москва на картинах нарядная, какая-то сувенирная, игрушечная и «аппетитная», как фигурный пряник. Один из идеологов направления, Александр Цыплаков, считает, что настоящему искусству не требуются дополнительные «коды»: философия, терминология и прочая «заумь» (термин авангардистов).

В какой-то степени романтический реализм можно назвать «детством русской живописи», которую заставил повзрослеть авангард начала ХХ века, не терпящий «инфантильных» проявлений сентиментализма, символизма, романтизма... Все перечисленные направления можно увидеть на выставке.

Таких же старушек, домики, осины и зеленую траву рисовали Шишкин, Левитан, Саврасов, Рылов – художники, произведения которых сегодня воспринимаются иллюстрацией русского мифа и отражением понятия «русского национального». В наше время мифы переписываются, ценности меняются, и художник-романтик, искренне желающий воскресить в зрителях тот самый «образ Родины», кажется ребенком, живущим в воображаемом мире и приглашающим других любоваться этим миром. Желающих любоваться немало. Современным циникам на выставке делать нечего, представленные полотна предназначены не им.

Эта выставка станет хорошим поводом понять, как вслед за «образом Родины» изменились мы сами – не факт, что в лучшую сторону.


Н.П.Федосов; Лесная опушка, 1986

Г.И.Пасько; Вечер на Плещеевом озере, 1993

И.М.Орлов; Летняя ночь, 1977

В.П.Полотнов; Зима. Село Зимино, 1992

М.Г.Абакумов; У темной воды, 1998