«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (О выставках):

"Знаки времени в пространстве культуры"
Виктор КАЛАШНИКОВ
08.02.2007

Крупнейшим событием в культуре России 2006-2007 годов стала экспозиция «Образ Родины», выделяющаяся подлинной, устойчивой ценностью представляемых экспонатов, расстояние по времени между которыми доходило до полутораста лет. То, что выставка проходившая несколько месяцев с несомненным успехом в Вологде, нашла продолжение в московском Центральном Доме художника, говорит об активности поисков новых форм существования реализма. «Поиск новых форм» – весьма затасканная формулировка в текстах и рассуждениях об искусстве, но в данном случае именно она отражает суть соединения усилий государственных организаций в лице областного правительства и Вологодской картинной галереи, авторитетнейшего творческого союза – СХ России и энергично заявляющей себя московской галереи «Арт Прима». Действительно, если в перестроечные годы частные художественные проекты обычно противопоставлялись сложившимся в советскую эпоху структурам, то в последнее время наметился альянс галерейщиков с властями. В основном, в деле утверждения так называемых актуальных течений. Не ставя себе задачу давать здесь и сейчас оценку этим течениям и этой деятельности госчиновников, регулирующих финансовые потоки, нельзя, однако, не заметить, что традиционный реализм оказался обделён как административным ресурсом, так и вниманием представителей арт-бизнеса. Точнее, арт-промоушена, так как собственно товарная стоимость реалистического искусства достаточно очевидный факт, но целевое вкладывание денег в «продвижение» реализма – совсем другой вопрос. Утвердившиеся схемы отводили этому направлению место в ретроспекции искусства, а направлять средства на актуализацию желающих не находилось. Исключения делались лишь для отдельных особо востребованных мастеров.

Но времена меняются, и наступил момент совпадения интересов Союза художников России, – как корпоративного сообщества, сохраняющего устоявшиеся эстетические принципы, частного бизнеса, – занятого проблемами инвестирования в искусство, и власти, – отдельные сегменты которой необходимым образом заняты собиранием и сбережением недевальвируемых духовных и культурных ценностей, цементирующих оказавшиеся столь шаткими и хрупкими основы общества и государства. Таковыми скрепами, наряду с разнообразными явлениями религии и благотворительности, просветительства и художественной литературы, пластических и сценических искусств выступили и полотна тех живописцев, которые ориентировались на преемственное отношение к национальному культурному наследию. Галерея «Арт Прима» одной из первых, точнее и глубже других откликнулась на новую тенденцию – актуализацию реализма, возвращение его из пространства прошлого в современную практику искусства, из среды музейных раритетов в сферу престижного арт-бизнеса.

Высокий профессионализм обозначен как важнейший приоритет деятельности и Союза художников России, и организующей московский вариант экспозиции «Арт Примы». В связи с этим необходимо сделать одно замечание. Обычно чисто коммерческие явления в искусстве имеют весьма низкий качественный уровень, который следует отличать от товарной привлекательности, подпитанной броской внешней отделкой и спекулятивными товарными рейтингами. И экспозиция «Образ Родины» дает счастливый пример очень специального отбора работ, который строится на критериях, существующих в виде некоего кода в сообществе живописцев, во многом трудно переводимых в вербальный ряд, выверенных практикой нескольких поколений мастеров. При том, что каждый экспонат может рассматриваться как безусловно ценный и даже престижный предмет покупки. Этот аспект выставки немаловажен, поскольку СХ России создавался и существовал всегда как творческая организация, а структуры, решавшие экономические вопросы – худфонд с развитой системой комбинатов ныне не обеспечивают ни Союз в целом, ни отдельных художников заработком. О таких вещах в силу, прежде всего, предназначения СХ говорить на фоне вернисажа было не принято, но сейчас сама ситуация подводит к тому, чтобы и с деловой стороны отметить смысл и потенциальную продуктивность сотрудничества коллектива авторов-единомышленников и необходимым образом ориентированной на коммерцию галереи.

Итак, понятна мотивация организаторов проекта «Образ Родины». Союз художников России, имеющий собственную историю длиной в несколько десятилетий, заинтересован в показе полотен своих ведущих мастеров рядом с работами предшественников, дабы продемонстрировать укоренённость своей традиции с конца XIX века. Музейщики, с любовью собирающие на местах произведения и классиков, и современников, стремятся к выявлению тех принципов, которые обеспечивают цельность их коллекций. «Арт Прима» позиционирует себя как видный участник арт-рынка, которому, с одной стороны, близки и просветительские цели, с другой, свойственна ориентация на жесткие критерии качества и профессионализма. Но, несомненно, и то, что как в Вологде, как до этого в Липецке и Кирове, в Москве выставка обречена на успех. И дело не только в привычной популярности жанра пейзажа и заслуженной известности имён участников или тщательной отфильтрованности работ. 

Очевидно, за повышением внимания к традиционному направлению в искусстве следует усматривать значительную общественную потребность. Из наиболее актуального это – несомненный поворот в общественном сознании в сторону патриотизма. А роль пейзажа в формировании позитивного образа Родины– прямое совпадение с названием выставки здесь не случайно! – являющегося фундаментом чувства патриотизма неоспорима и столь велика, что всякое деяние по поддержке пейзажной живописи становится частью общего дела утверждения любви к Отечеству. Тем значительней инициатива галереи «Арт Прима», впервые позволившая провести уже ставшую традиционной выставку «Образ Родины» в столице.

Сверх того, подобные акции выступают антитезой нового явления, ещё не получившего должную оценку, не подвергнутого глубокому анализу. Речь о том, что родовая потребность человека в визуальных образах приобрела ещё один путь удовлетворения в виде цифровых технологий. Возможно, наиболее радикальные эксперты поторопятся предсказать очередную гибель реалистической живописи – вслед за последовательными смертями, спровоцированными наступлением эры фото, кино, телевидения соответственно. Искусство каждый раз находило ответы на подобные вызовы, но нынешний отличается масштабом, за которым проступает угроза перехода количества в качество. Действительно, объём «накаченных» в домашний компьютер изображений, «нащелканных» мобильным телефоном, на несколько порядков превышает число накопленных поколениями дагеротипов и фотоснимков в семейных альбомах. Интернет разбухает в основном за счёт фотографий. Уже и газеты стремятся к полноценной многоцветной печати. Реклама всё более активным образом эксплуатирует натуралистичные изображения, на которых обворожительно струится родниковая вода, пушится ворсинками после чудо-стирки свитер, влажным блеском отливает полированный кузов авто представительского класса. Современный человек оказывается под прессом визуальной агрессии. Можно утверждать, что в этой ситуации живописный пейзаж становится своеобразным заказником в море изобразительной продукции, свободным от пошлости, сохраняющим понимание непреложного факта – гармония существует в мире! 

Если ранее, в эпохи больших стилей средоточием базовых эстетических представлений выступала архитектура, то сейчас в определенной степени пейзаж взял на себя эти функции, обретая и другие, свойственные хранителю фундаментальных признаков художественной эпохи. Так, пейзаж, в отличие от других жанров, лишен иронии. Она находит свое место лишь в тех композициях, которые включают бытовые сценки и фигуры людей, хотя бы в виде стаффажа. Сам же пейзажный образ сущностно связан с космогоническими представлениями и уже потому ориентирован на верхние регистры жизненного смысла. Туда же направляет зрительское сознание степень совершенства исполнения. Есть  уровень, связанный с формальным качеством работ, который способен любой мотив и сюжет вывести на новую степень переживания. Не просто радуя глаз, но открывая глубинное содержание всех предметов и их отношений. Совершенством воплощенной вещи вырывая её из вещного мира. И это без закодированной или нарочитой символики.

Возможно, поэтому этот жанр стал последним и самым надежным оплотом реалистического искусства, стремящегося к изложению сложных идей ясным языком. Особое внимание к нему живописцев породило не просто выделение наиболее часто встречающихся мотивов, но, по сути, их канонизацию совместно с базовыми принципами композиции. На выставке это заметно по тем образным и пластическим связям, что протянулись от полотен старейших из представленных художников А.К.Саврасова, А.П.Куинджи, В.Н. Бакшеева, В.К. Бялыницкого-Бирули, С.Ю. Жуковского, П.И. Петровичева, Л.В. Туржанского к работам наших современников, своим языком рассказывающих о неизменно привлекательных для русского сознания явлениях. О смелом сопоставлении произведений разных десятилетий, даже разных эпох в экспозиции уже написано и сказано немало. Следует добавить лишь одно – безграничные возможности реалистической традиции обозначались здесь вполне наглядно тем, как эволюционировала живопись. Поставленный глаз достаточно уверенно выделяет холсты, исполненные в различные периоды развития отечественного искусства, и в этом выстраивается увлекательная драматургия выставки, предлагающая подготовленному посетителю читать знаки времени в пространстве художественной культуры. 

Особость жанра определила почти религиозный характер пейзажного творчества – к слову, вполне очевидный для восточных художников –  проявившийся и в наличии «намоленных» мест, не только объективно совершенных, но одухотворенных именами работавших здесь мастеров. Таковы среднерусский приволжский простор Пластова, архангельщина Стожарова, ромадинский Север, забелинский Ростов Великий, «Академичка», связанная с таким количеством имён, что пришлось бы сейчас перечислить почти весь списочный состав выставки! Узнаваемость ландшафта открывает возможность сравнивать трактовку разных авторов в разные годы и наглядно иллюстрирует логику развития отечественного искусства, тем самым создавая дополнительные связи внутри  экспозиции.

Живые и непосредственные диалоги через десятилетия между произведениями предшественников и современников открывали неожиданные и неочевидные параллели. Сложное плетение живописной ткани и героизированный характер образа сближает разделённые большим временным интервалом холсты К.Ф. Богаевского и А.Н. Суховецкого. Но, например, и стилистический отличные работы В.Н. Страхова или В.В Щербакова дают согласную с ними ноту монументализированной торжественности.

Но, конечно, подобными эстетическими аллюзиями не исчерпывается впечатление от выставки. Пронизанность токами веры выводит художников на уровень откровения. И восхищённый зритель видит в работах аналитика Н.П. Крымова не «поверку алгеброй гармонии», но пронзительное переживание красоты мира, что нашло отражение и в работах его учеников и последователей Ф.П. Глебова и Ю.П. Кугача. Светоносные холсты В.Г. Цыплакова раскрываются необычайным сгущением цвета в притенённых местах. Восхищение в первоначальном, исходном смысле слова как восхождение над обыденностью – вот главная тема выставки, которая решается по-разному: то как эпос у В.М. Сидорова, то как ожившая сказка у В.Н. Телина, то как воплощённое видение былого у Ю.А Грищенко, то как материализующаяся духовная сущность жизни у М.Г. Абакумова. Или же так, как в холстах безвременно ушедшего Н.П. Федосова, пожалуй, наиболее концентрировано и наглядно представившего всему миру способность русской души воспринимать и откликаться цельно, в равной мере на гармоничную от природы совершенную форму и скрытый от поверхностного взгляда смысл явлений.  Во истину – «Дары различны, но Дух один и тот же»! (1 Кор 12:4) 

Единство разнообразия, «цветущая сложность» – по выражению выдающегося мыслителя К.Н. Леонтьева, отличают эту замечательную выставку. Отражающую путь русской живописи за полтора века, но и предельно современную, рождающую мысли о вечном предназначении искусства и о специфике рынка, о преемственности поколений  и о путях будущего неостановимого движения отечественного искусства.

Виктор Калашников, кандидат искусствоведения.

Статья из альбома "Образ Родины. Русская пейзажная живопись" (2007г.). Права на материал принадлежат Галерее АРТ ПРИМА. Перепечатка возможна только с обязательной ссылкой на источник.


В.К.Бялыницкий-Бируля; Оттепель, 1940е

П.И.Петровичев; Русская деревня, 1900-1920е

Л.В.Туржанский; Пейзаж с лошадкой, 1910е

А.Н.Суховецкий; Старый дом, 2001

В.Н.Страхов; Майская зелень, 1985

В.В.Щербаков; Сестры. Август, 1987

Ф.П.Глебов; Лесной остров, 1956

Ю.П.Кугач; Майский снег, 1999

В.Г.Цыплаков; Стадо, 1950

В.М.Сидоров; Пора сенокоса, 2005

В.Н.Телин; Воронье, 2005

Н.П.Федосов; Перелески, 1976

М.Г.Абакумов; Грустно на душе, 2000

Ю.А.Грищенко;