«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (О выставках):

ТАЙНА ОЧЕВИДНОГО (о выставке Александра Цыплакова)
Людмила ЦЫПЛАКОВА
26.10.2019

Персональная выставка московского художника Александра Цыплакова прошла в зале Товарищества московских живописцев на 1-й Тверской-Ямской, 20 с 16 по 26 октября 2019 года. Экспозицию составили пейзажи, созданные в период с 1999 года по 2019. Зритель увидел любимую Россию: Тверскую землю и её жемчужину - озеро Селигер, костромские просторы, ярославские поля и перелески, окрестности казацкого Урюпинска с поймой широкого в разливе Хопра, древние русские города - Москву, Суздаль, Коломну, Солигалич.

Сюжетное и географическое разнообразие работ выявляет их главное качество, отчетливо видное именно на персональной выставке: все они, вне зависимости от формата холста и степени проработки, обладают основным свойством настоящей пейзажной живописи - заключают в себе глубокое пространство, наполненное не только разнообразными природными и рукотворными вещами, но - и это главное - воздухом и светом. При этом использует художник только традиционные художественные средства из сокровищницы мировой реалистической живописи - рисунок, композицию, колорит и тон. Так видит мир человек: всё видимое имеет форму, определенным образом расположено в пространстве, имеет цвет и освещено.

Однако, важно отметить, что цвет мы видим по-разному, поскольку цветовосприятие, как физиологическая функция, имеетиндивидуальные варианты в диапазоне от дальтонизма до различения тончайших цветовых градаций. Это научно доказанный факт. В пейзажной живописи одаренность художника цветовидением определяет природу его творчества: сможет он создавать произведения искусства или его картины будут в лучшем случае профессионально добросовестной работой. При желании можно научить рисунку, композиции и даже правилам тона, но чувство цвета, как и музыкальный и поэтический слух относятся к дарам без которых искусство невозможно. Далеко не все одаренные становятся художниками, музыкантами и поэтами, но все эти люди, (а их миллионы), не могут без искусства жить, они - ценители искусства, благодаря им не прекращается это практически бесполезное, нерациональное, но жизненно необходимое человеку явление радостного мира горнего в нашем трагическом мире.

Александр Цыплаков видит цвет во всем многообразии оттенков, в его живописи он качественно сложный, глубокий, без разбелов, причем всегда имеет естественный характер. У художника очень ответственное отношение к тонально-колористическому решению картины - здесь не может быть ничего «около», в каждой работе цвет и тон должны быть единственно возможными для решения поставленной художественной задачи.

В рисунке свободы больше, но никогда он не бывает произвольным или «условным», лишь иногда немного отходит от реальности по требованию композиции. Глубина пространства, масштаб объектов изображения, общий баланс крупных форм и мелких деталей определяется точным рисунком. Особенно он важен в городских работах и любимых Александром Цыплаковым «полётных» пейзажах, когда зритель должен сразу попасть в особую точку пространства, с которой открывается потрясающий вид на «дальние дали».Пейзажи художника активны, они притягивают взгляд зрителя и он легко «входит» в мир реалистической живописи. Если сюжет ему близок он может долго «путешествовать» в пространстве картины, обретая постепенно покой и гармонию с природой, словно наяву присутствуя в реальном месте и времени создания пейзажа.

Именно так, глядя своими глазами, а не «глазами художника» мы стоим в мягкой майской траве на высоком берегу Селигера, любуемся вековой елью, растущей на самом краю обрыва, и наш взгляд летит навстречу тёплому свежему ветру над синей холодной весенней водой к дальнему берегу с разноцветной, сверкающей под солнцем россыпью крыш прибрежной деревни («Селигерский простор»). И приходит чувство восторга вольной красотой этого озерного края, высокое небо обещает свободу от городской тесноты и суеты, радость неспешных прогулок дарит живой лес.

Чего мы ждём от пейзажа? Прежде всего красоты, как неопровержимого доказательства необходимости нашей жизни в этом прекрасном мире, частью которого мы являемся - ведь только человек способен восхищаться красотой мироздания; а ещё - свободного, без назойливого присутствия цивилизации, общения с родной природой.

Все это есть в пейзажах Александра Цыплакова, надо только выключить суетный шум обыденного сознания, не скользить рассеянным взглядом по поверхности картин, а попытаться их созерцать, неторопливо погружаясь в живописное пространство в сопровождении своего опыта общения с природой.

Пути искусства неисповедимы. Оно следует за человечеством с рождения, предостерегая от опасностей, помогая познанию мира во всей его непостижимой сложности и нет ничего случайного в его откровениях. Живопись Александра Цыплакова, находясь в русле русской реалистической традиции, естественно связана с пейзажной живописью эпохи Возрождения, но не формально, а по-детски непосредственным восхищением красотой мира и стремлением к воплощению природного п р о с т р а н с т в а в п л о с к о с т и картины. Собственно решение этой невероятной задачи художественными средствами и составляет достоинство пейзажа как искусства живописи.

Этот жанр, при своей очевидной простоте и «понятности» для зрителей, особенно сложен для живописцев, потому что здесь они вступают в «соревнование» с самим Создателем. Пейзаж является художественным итогом многотрудного процесса познания художником себя как субъекта и природы как объекта творчества. Он закономерно появился в искусстве именно тогда, когда художники и мыслители эпохи Возрождения осознали смертельную опасность цивилизации для человека - создавая Город, обеспечивающий бытовой комфорт, она отделяет людей от природы не только физически, но и ментально: природа не признается живой, исчезает понимание естественной, кровно-родственной взаимной зависимости, возникает смертельная опасность глобальной антропогенной экологической катастрофы. Попытка гуманистов установить гармоничную связь цивилизации с природой с помощью искусства, созданного по законам красоты, к несчастью, не удалась. Многочисленные проекты идеального Города, эффектно и убедительно нарисованные с помощью вновь открытых законов перспективы, так и не были воплощены в жизнь, но перспектива предопределила развитие нового жанра – пейзажа.Горожане ХV века, заточённые в крепостные стены, стиснутые узкими улочками, опутанные крепкими родственно-профессионально-клановыми связями, ограниченные строго регламентированными правилами общественной и политической жизни испытывали жажду пространства вообще и личного пространства в частности. Пейзаж утолял эту жажду, он позволял в городе вдохнуть той свободы, которую дает только природа.

Пять столетий европейская цивилизация обустраивала человеческий комфорт, достижения этого титанического труда поражают - но каков результат? Так ли кардинально мы отличаемся от наших предков современный человек счастлив и свободен? Миллионы людей стремительно перемещаются в пространстве всей планеты по делам и туристическим маршрутам, скользя невидящим взглядом по «историческим и природным достопримечательностям» и рассылая свои селфи по интернету. Это грандиозное пространство для человека п у с т о е - оно пролетает мимо его сознания, он замкнут в себе, одинок в толпе и закручен стремительным течением неосознанной жизни.

Пейзажи Александра Цыплакова останавливают это хаотичное движение, живописное пространство оставляет человека с природой один на один, давая ему возможность успокоиться, «прийти в себя», о с о з н а т ь свое предназначение в жизни мира и времени истории.

Можно увидеть как восходит луна над осенними полями, услышать тишину засыпающего леса и почувствовать холодный травный запах низко стелющегося тумана («Лунный вечер»), или ясным июльским днём лениво брести в нескошенной траве по заросшей полевой дороге к лесному озеру, отмахиваться веткой от насекомых и наблюдать как плывут к дальнему лесу белоснежные облака («Июльская пора»). Такие бесцельные созерцательные прогулки в открытом общении с природой восстанавливают душевное равновесие, придавая суетливому существованию высокий смысл жизни.

Современное реалистическое искусство уже не учит, как искусство Возрождения, оно только лечит духовные и душевные болезни трагического постиндустриального мира. Город ХХI века бесконечно далёк от утопического Города Солнца, за сотни лет он не только не изменил своей инфернальной природы, которую понял и показал всем Данте в «Божественной комедии», но теперь и не считает нужным её скрывать. Современная застройка бесчеловечна и антиприродна, она в принципе не обживается, а по точному определению Б.Ф. Французова «пейзаж - это обжитое пространство».

Однако, городская тема в живописи Александра Цыплакова убеждает, что современный городской пейзаж всё-таки возможен, но только в исторических кварталах мегаполисов и в небольших старинных провинциальных городах. Здесь рукотворное городское пространство раскрывается художником как родной дом, знакомый с детства, хранящий не только личные воспоминания о радостях и печалях жизни, но и душевное тепло русской бытийной культуры, созданной многими поколениями наших предков.

Москва в его работах - это не открыточные «виды» и даже не праздничные памятные «ведутты», она по-домашнему уютная, доброжелательная и гостеприимная. Здесь много «гостиных» мест - открытых для всех площадей и людных улиц («Закат на Тверской»); есть парки и бульвары для неспешных прогулок и размышлений («Нескучный сад»); есть места для «своих», москвичей, куда редко попадают туристы («Арбатские крыши (у церкви Святого Власия)»). Москва у Цыплакова живая, энергичная - едут машины, идут люди, день сменяет ночь, светит летнее солнце, летят осенние листья, падает снег, распускаются весенние листочки - «жизнь жительствует», а это ощущение и есть то «самое главное» в живописи, благодаря чему она и получила своё имя - «живое письмо».Провинциальные городские пейзажи Цыплакова по настроению диаметрально противоположны московским - они элегичны, спокойны и задумчивы («Суздаль засыпает»). Такое настроение соответствует плавному, размеренному течению провинциальной жизни, которая не так жестко как в мегаполисе отделена от жизни окружающей природы и по сути неразрывно связана с ней («Гроза прошла. На реке Костроме»).

Жанровая полнота, характерная для живописи Александра Цыплакова редко встречается в творчестве пейзажистов - как правило художники делают выбор между городским и природным пейзажем. Существующий в реальности конфликт между цивилизацией (Городом) и природой в пейзажной живописи выразился в особенностях художественного воспроизведения природного и рукотворного пространства. Понятно, что оба строятся по законам перспективы, но требуют совершенно разного творческого подхода из-за двойной антитезы: характеров (открытое - замкнутое) и объемов (безграничный - ограниченный), как говорится, кому что ближе. Для Цыплакова такой проблемы не существует, он одинаково любит и город и природу, поэтому нашел особый путь - он создаёт картину как целостную художественную систему, в которой все элементы изображения подчинены решению одной задачи - появлению на холсте красоты осмысленного пространства.

В жизни мы воспринимаем красоту окружающего мира потребительски - она доставляет удовольствие и нам этого достаточно. Для того, чтобы воссоздать её на картине художники со времён Возрождения изучали природу, философски осмысливали роль и место человека в мире, его связь с природой. В пейзаже красота является не только эстетической категорией, но раскрывается как универсальный принцип сотворения мироздания. Только так - создавая заново красками на холсте реальный пейзаж по законам красоты - Александр Цыплаков пишет свои работы. Ничего случайного, точнее сказать избыточного, что обычно бывает в природе, в его пейзажах нет, как нет и механической (фотографической) фиксации всех реально существующих в природе объектов - пространство и вещи организованы художественно, то есть эстетически осмысленно. Этим объясняется удивительный, на первый взгляд, эффект безграничного пространства в пейзажах художника вне зависимости от формата холста и композиции: например, озерная даль в небольшой работе «Вечер на лесном озере» (30х60 см) ничуть не менее значительна чем уходящий за горизонт берег в картине «Лето. Вечер жаркого дня» (89х151 см). Путешествуя в гармоничном, созданном по образу и подобию реального, живописном пространстве пейзажей Александра Цыплакова понимаешь как велик замысел Творца о мире и человеке и как далеко ушла от него современная цивилизация.

Сможет ли искусство изменить существующее отношение человечества к природе как червя к яблоку? - вопрос риторический. Но, хочется надеяться, что человек, полюбивший пейзажную живопись, будет относиться с любовью и уважением к природе. Гениальный русский пейзажист ХХ века Никита Петрович Федосов считал, что будущее живописи за пейзажем, как наиболее сложным и ёмким во всех отношениях жанром, способным не только воплотить в красках на холсте красоту мироздания и человеческие чувства, но и философски осмыслить реальность. Пейзажи Александра Цыплакова подтверждают правоту Н.П. Федосова: в своём содержании они на новом витке спирали развития возвращаются к истокам жанра, к пейзажу Возрождения, поскольку его главная онтологическая проблема - взаимоотношения природы и человека - не только не решена, но становится жизненно важной проблемой современности.

Людмила Цыплакова


Распутица, 1999

У костра, 2012

Селигерский простор, 2014

Гаснет осенний вечер, 2014

Рыбачок, 2010

Осенний туман. Восход солнца, 2014