«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (О выставках):

"Распродажа Родины" (о выставке "Образ Родины")
Александр ПАНОВ
Газета «Культура», №05
08.02.2007

Русская пейзажная живопись в ЦДХ 

Когда подходишь к Центральному дому художника, тебя встречают рекламные слоганы Росгосстраха и "Мегафона" на крыше здания. Временно под ними на фасаде разместилась пафосная растяжка со словами "Образ Родины" - временной выставки русской пейзажной живописи. Патриотически-эстетический проект обосновался в ЦДХ всего на две недели, а вот монстры страховки и мобильной связи засели всерьез и надолго. Что и есть сложившийся на сегодня адекватный образ Родины, сломать который тщится устремленный в вечность Союз художников России, организатор выставки.

У нее длинная история. Уже несколько лет это ВТОО под председательством лауреата Госпремии и действительного члена Академии художеств Валентина Сидорова показывает работы сегодняшних пейзажистов-реалистов в региональных музеях, разбавляя экспозицию для пущей важности работами классиков из их фондов. Всероссийская художественная выставка пейзажной живописи "Образ Родины" (таково ее официальное название) прежде устраивалась в Орле и Кирове, а летом - осенью прошлого года экспонировалась во всех зданиях и залах Вологодской областной картинной галереи. ВОКГ (на самом деле никакая не галерея, а почтенный музей с отменным собранием) стала соорганизатором столичных гастролей и привезла в Москву принадлежащие ей вещи мэтров XIX - начала XX века.

Однако нынешняя экспозиция в ЦДХ - не праздник провинциального музея, а бенефис частной (закрытой, вход по договоренности) галереи "Арт Прима" с Малой Якиманки, специализирующейся на "русской реалистической живописи". Благо ее директор Анастасия Цыплакова - дочь члена Союза художников России Александра Цыплакова, а нынешний состоятельный покупатель по-прежнему любит традиционную картину с видами родных просторов. Работы, принадлежащие "Арт Прима", составляют основную часть экспозиции: галерея позаимствовала у г-на Сидорова солидную часть собрания Союза художников, а за это оплатила демонстрацию выставки в ЦДХ. Так что проект, в сущности, коммерческий, а не патриотический. И логотипы на крыше Дома художника ничуть не противоречат афише выставки.

Даже в роскошном и дорогущем каталоге в обязательной для такого солидного издания статье мастера по плетению ученых словес (в данном случае - кандидата искусствоведения Виктора Калашникова) прямым текстом и с предельной откровенностью сообщается о том, что "каждый экспонат может рассматриваться как безусловно ценный и даже престижный предмет покупки". Тут кандидат искусствоведения не совсем точен фактически. Поскольку лучшие экспонаты все-таки принадлежат вологодскому музею, а значит, не предназначены для разбазаривания. А вот работы не классиков, а современников с "ценностью" и "престижностью" имеют некоторые проблемы.

Вообще, совмещение современной штампованной изопродукции, исполненной путем поточного производства, с произведениями "старых мастеров" - ход эффектный, но порочный. Даже антипатриотический, противоречащий заявленной цели проекта. Ну не умеют сейчас так писать - в лучшем случае просто плохо копируют мэтров.

Смотришь на наивный "Пейзаж с дубками" Алексея Саврасова - оптимистический этюд в духе русских "итальянцев" вроде Александра Иванова или Сильвестра Щедрина без свойственного автору угрюмо-серого российского колорита - глаз радуется. Рядом Архип Куинджи, тоже этюд, к картине "Закат в лесу": этюд этюдом, но фирменное фосфоресцирующее свечение из глубины холста с изображением анфилады деревьев вышло отменным. Монументальный "Горный пейзаж" символиста Константина Богаевского с рублеными формами скал и облаков мог бы стать украшением не только Вологодской галереи, но и Русского музея или Третьяковки. Есть еще "сезаннистский" крымский пейзаж Петра Кончаловского - еще раннего, не превратившегося в автора парадных сталинских натюрмортов. Или диковатая "Рабочая слободка" Федора Богородского, ставшего впоследствии портретистом "морячков"-краснофлотцев. И все это в ЦДХ вынесено хотя бы в отдельный - сильный, цельный, красивый - блок. Так что можно спокойно здесь уединиться и закрыть глаза на висящее пообок. А вот "импрессионисту" Константину Юону уже не повезло - его "Черные березы. Сергиев Посад" (1921) из той же Вологды повесили в первом зале среди произведений сидоровских коллег по цеху. И тут уж все становится окончательно ясно.

Можно, конечно, изображать эротическую сцену в дремучем лесу с участием Маши и медведя (Владимир Телин). Можно имитировать суровость Богаевского на фактуре Стрелки Москвы-реки (Алексей Суховецкий). А вот еще и "мирискусник" Александр Бенуа с его ироничным пассеизмом годится в каноны для ретроверсий на темы зимних забав в усадьбе Кусково (Юрий Грищенко). Но плохо же рисуют, плохо. И это авторы самые оригинальные, с мыслью, фантазией, концептом. А вокруг - березки, осины, рябины, коровы, деревенские избы и весь пошловато-традиционный набор. Ученические композиции, пожухлые цвета, дряблая кисть. А "пипл хавает" - если "Арт Прима" это выставляет, значит, это кому-нибудь нужно.

Причем это тот "пипл", что пользуется услугами "Мегафона" и Росгосстраха. А дома хочет иметь что-нибудь в патриотическом жанре. Повесить на стенку немножко Родины. Но ее можно продать - нельзя купить.


А.В.Цыплаков; Подколокольный переулок (серия Апрель в Москве), 2004

А.В.Цыплаков; Воскресенье – радостный день (на Солянке), 2011

В.М.Сидоров: Раннее утро. Утки летят , 1987

В.М.Сидоров; Март. Лед повезли 1958-05

В.Н.Телин; В дремучем лесу. Маша и медведь, 1998

В.Н.Телин; Воронье, 2005

А.Н.Суховецкий; Москва. Стрелка, 1991-1992