«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (О художниках):

"Тайна живописи" (о творчестве Алексея Суховецкого)
Людмила ЦЫПЛАКОВА
Газета "Мир живописи". №5-6
04.04.2008

29 апреля 2008 г. в галерее "Арт Прима" (Чистопрудный б-р, д. 14/3) открылась выставка живописи народного художника Росии Алексея Суховецкого. Выставка проходит в рамках проекта "Романтики реализма" и приурочена к 55-летию художника. На открытии был представлен альбом А.Н.Суховецкого "Утверждение красоты" (М., "Сканрус", 2007).

Алексей Николаевич Суховецкий – замечательный русский художник. Утверждение на первый взгляд странное – понятно, что художник, раз картины пишет. Однако, не все так просто в живописи, и человек, пишущий картины, далеко не всегда художник, как и человек, пишущий слова и предложения на бумаге, далеко не всегда писатель. Кто же такой художник и чем отличается от людей, называющих себя таковыми?

Великий Леонардо да Винчи в своем знаменитом «Трактате о живописи» с восхищением говорит о художнике как о человеке, способном по образу и подобию Божию творить мир: «Художник – хозяин над всем, что только может прийти в голову человеку, ибо ежели он пожелает увидеть прелести, пробуждающие страсть, он властен породить их… А ежели он захочет породить пустынную местность или же тенистый прохладный уголок в жаркую пору, он изобразит их, равно как и теплый уголок в студеную пору. И ежели захочет долину, все то же самое; и ежели захочет с горной вершины взглянуть на простирающуюся внизу долину, а после увидеть море на горизонте, он властен и в этом…». Неуместный, казалось бы, глагол «породить», который употребляет Леонардо, выявляет то общее, что связывает осознанный процесс создания картины с неосознанным биологическим процессом «создания» человека – чудо появления в этом мире новой жизни. Такова великая созидательная сила живописи.

Удивительно, что именно русский язык точно обозначил самую суть «вида изобразительного искусства, произведения которого создаются с помощью красок, наносимых на какую либо поверхность» - живопись отличается от подделки под нее тем же, чем живое существо от чучела – жизнью. Но почему у одного человека, написавшего картину, на плоском холсте непостижимым образом возникает пространство, живой и прекрасный мир, а у другого – мертвые оболочки предметов, в лучшем случае просто пустые, в худшем – напоминающие раскрашенных мертвецов? Потому, что первый – художник, а второй – не художник. И дело здесь не в образовании и не в желании заниматься живописью, дело в том, есть ли у человека особый дар, суть которого очень точно определил Алексей Суховецкий: « …художник как раз тем и отличается от всех остальных людей, что все смотрят, а художник в и д и т, именно способностью видеть красоту там, где другой человек прошел бы мимо и не заметил».

Существует парадоксальный разрыв между признанным мировой культурой величием созданного произведения живописи и всеобщей доступностью технологии и материалов, которыми оно создается – всего лишь краски, кисти и, чаще всего, холст. Для человека абсолютно невежественного этот парадокс не существует, с его точки зрения творческий процесс предельно примитивен – бери краски и холст, пиши картину, все, что получится – «живопись». Это уровень многонациональной армии подельщиков, наводняющих площади и «вернисажи» во всех городах мира безликими вариациями нехитрых «приемов» покраски холста. Ценность из поделок равна стоимости материалов. Можно отнестись к живописи как к доходному и необременительному ремеслу: получить специальное образование, освоить технологию создания картины, изобрести, в конце концов, «свой прием», «раскрутиться» и «клонировать» полотна как овечку Долли. В этом случае вышеупомянутый парадокс тоже не имеет значения – к живописи эти «продукты производства» отношения не имеют никакого, поскольку сами «производители» понятия не имеют что такое живопись.

Только художник, наделенный особым даром не только ясно видеть, но и душою остро чувствовать красоту мира, интуитивно или осознанно понимает, что задача воплотить эту красоту красками на холсте невыполнима без участия той Силы, которая ее создала. Вот как говорит об этом Алексей Суховецкий: «Дай Бог, чтобы удавалось передать этот восторг от красоты, созданного Богом, другим людям, сказать им: «Люди, вот, смотрите, как прекрасен этот мир!».

Каким образом причинно-следственные связи оптических законов и химических реакций преображаются в живой мир картины – тайна, вечная спутница чуда. Всю свою жизнь, создавая картины, художник ожидает этого чуда и если его любовь к живописи бескорыстна и самоотверженна – оно приходит, и его картины сами становятся бесценным источником красоты. Такова живопись замечательного русского художника Алексея Суховецкого, и нам вряд ли удастся сказать о ней лучше, чем сказал сам художник: «…она утверждает красоту бытия, красоту жизни, красоту всего, что создал Господь».


Пейзаж со старой ветлой, 1995

Старый дом, 2001

Виноград и гранаты, 2001

Натюрморт с крылатым львом, 1997

Голубая скатерть, 2003

Солнечный день, 2004