«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (О художниках):

"Виктор Чулович"
Ефрем ЗВЕРЬКОВ
10.10.2007

За окном зимний пасмурный день начала 1989 года. Не впервые я в мастерской известного московского пейзажиста Виктора Чуловича, не в первый раз художник показывает свои работы. Но сегодня он заметно волнуется – скоро новая персональная выставка.

Прошло около восемнадцати лет после последней персональной экспозиции. За это время скопилось множество полотен, мастерская буквально заставлена ими. Некоторые уже в рамах, другие пока «не одеты». По существу, в них заключена целая жизнь мастера, жизнь не простая, полная раздумий и тревог, печалей и радостей. За плечами годы учебы до и после войны, трудные фронтовые дороги и не менее сложные пути профессионального становления.

Виктор Николаевич Чулович, как всегда, до стеснительности скромен, взгляд его задумчив. Однако по мере знакомства с работами за внешней сдержанностью обнаруживается художник огромного темперамента, умный человек и поэт-лирик, живописная культура которого берет свое начало в пройденной им в юности школе одного из  выдающихся наших национальных классиков Петра Ивановича Петровичева.

Красота реального мира – единственное, что манит к себе Чуловича. Но чтобы выразить свой острый интерес к пейзажу, он не ищет эффектных мотивов, не пытается продемонстрировать свое мастерство. Искренность и чистосердие в общении с природой – таков главный лейтмотив его творчества. Виктор Николаевич часто вспоминает слова своего учителя, ставшие заветом на всю жизнь: «У природы все прекрасно. В искусстве, как в жизни, ложь нетерпима. Нужна только правда…».

Как пейзажист Виктор Чулович обратил на себя внимание более трех десятилетий назад серией произведений на темы Москвы и ее пригородов. Среди новых полотен замечаю некоторые из тех, прежних. В них привлекает опоэтизированная современность, наблюденная в работе с натуры как в Загорске или на станции Тарасовка, так и на улицах Москвы.
Есть своя уникальность в характерном для художника ощущении архитектурного мотива и состояния природы в органическом единстве с выразительностью жанровых мизансцен, со множеством отдельных стаффажных фигур.

В работах же 1980-х годов заметно тяготение художника к «чистому» пейзажу, в котором также обнаруживается самобытность видения и восприятия нерукотворной вечной красоты русской природы. Такой творческий поворот, с одной стороны, неожидан, с другой – вполне закономерен. Дело в том, что в последние годы жизнь Виктора Николаевича сосредоточилась преимущественно на Тверской земле, близ Вышнего Волочка, отсюда и новые темы. В лирико-поэтических мотивах художник остается верным своим идеалам - в простоте открывать сложное, через малый сюжет раскрывать большой мир природы.

Тонкие по колориту работы его отмечены глубиной чувства и мысли. Любовь к природе самозабвенна, он буквально преклоняется перед ней, создавая произведения исполненные трепета жизни.

Подводя итог, уверенно скажу: Виктор Чулович вырос в самобытного мастера современной пейзажной живописи. Его произведения заметны на крупных выставках, они запоминаются своей эмоциональной несхожестью с работами других авторов, а это признак подлинного дарования.


Март. Дорога в деревню Вели, 1973

Гурзуф. Весна, 1970

Огороды, 1985

Сторожевые башни, 1963

Волхов. Тихий час, 1974