«Манер в живописи много, дело не в манере, а в умении видеть красоту» (Саврасов А.К.)



Статьи (О художниках):

"Живописец света"
(памяти Михаила Абакумова)
Екатерина ГАВРИЛОВА
Журнал "Фома". 2011
01.02.2011

 

Памяти Михаила Абакумова.

Таким я его и помню — полным энергии и сил, доброго участия и желания помочь нам, молодым начинающим художникам. Было жаркое лето, Коломну заволокло дымами от пожаров, а мы все вместе работали в мастерской Михаила Георгиевича Абакумова. Дружно оформляли работы, пили чай, общались, слушали советы старшего коллеги. Готовились к выставке летнего пленэра студентов художественного факультета ВГИК в коломенском выставочном зале «Дом Озерова». 

Михаил Георгиевич ведь тоже был выпускником нашего факультета. Впрочем, студенческие работы он показывал с видимой неохотой — считал их незрелыми, экспериментальными. Хотя нам они тогда показались мастерскими (у нас на курсе вряд ли кто-то так бы смог). Конечно, в них еще не было знаменитого «абакумовского стиля», но мощность и качество уже чувствовались. «Живопись — это судьба. И, конечно, живопись — это образ жизни. О живописи я думаю каждый день и даже ночью», — рассказывал в одном и своих многочисленных интервью мастер. «Вот получилось так, когда я лежал в больнице, не мог придумать название картины, и вдруг в два часа ночи меня осенило сверху что-то — “Души небесные”. Так и назвал». 

Сразу по окончанию ВГИКа Михаил Абакумов попал в творческие мастерские Академии художеств к одному из корифеев советской пейзажной живописи Алексею Грицаю. Тогда-то, видимо, он и начал нащупывать свою манеру. Манеру, которая затем узнавалась мгновенно — на любой выставке в Центральном доме художника, на обложках журналов, в галереях. Размашистый мазок, буйство цвета, огромные форматы полотен. Но при этом всегда невероятная точность и выверенность композиции, четкость передачи настроения. «Живопись — это и есть композиция, природа дает тебе ритмические соотношения, цветовые сочетания, правду жизни. Научиться взять это хорошее от природы, воспеть творение Создателя, это и есть самое главное», — полагал сам художник. 

Михаил Юрьевич всю жизнь оставался патриотом своей «малой» родины — Коломны. Тысячи этюдов, эскизов, рисунков и живописных полотен посвятил он родному городу, на долгие годы став фактически «главным коломенским художником». Недаром благодарные местные жители собираются строить здесь музей Абакумова, где будет размещена коллекция его живописи. «Я очень люблю солнечный свет писать. Передать Божий свет на картине — это счастье. Я хочу воспеть этот свет», — сказал Михаил Абакумов в одной из последних своих бесед с другом, художником Николаем Горским. Любой из нас, увидев хоть раз работы Михаила Георгиевича, тоже сможет почувствовать и увидеть этот свет, свет души большого художника.


Онега хмурится, 2002

Зацвела калужница, 2004

Золотой вечер, 1998

Черная речка, 2005

У темной воды, 1998